Image
30.07.2022

Анна Егоян о современной поэзии, своём творчестве и участии в «Проекте: ПОЭТ»

В чём состоит особенность современной поэзии и какова роль интернета в её продвижении?

В чём состоит особенность современной поэзии и какова роль интернета в её продвижении? Какое образование требуется поэту сегодня? Насколько важно следовать за мечтой? И в чём состоит преимущество литературного фестиваля «Проект: ПОЭТ», который вот уже во второй раз принимает у себя подмосковный музей-заповедник «Усадьба «Мураново»? Обо всём этом в новом выпуске «Синемании» рассказала чтец, поэт и актриса Анна Егоян .

С: Анна, когда-то давно Марина Цветаева изрекла такие строки: «Моим стихам, написанным так рано, что и  не  знала я, что я  — поэт». вы – поэт или поэтесса?

АЕ: Я чувствовала, что вы зададите этот вопрос [смеётся – прим. ред.]. На самом деле, я не акцентирую на этом внимание.

С: А как же феминитивы?

АЕ: Именую себя поэтом.

С: Какова, на ваш взгляд, роль поэзии в суровое время развитого интернета, высоких скоростей и клипового монтажа?

АЕ: Конечно, в наше время у многих возникает этот вопрос. Я думаю, что поэзия вне времени. Кто-то может не согласиться. Но всё равно она всегда существовала. Сейчас поэтические вечера набирают набирать свои обороты, и это безумно прекрасно. Потому что раньше поэтические вечера имели место быть. Это было традицией – собираться на такие мероприятия. И сейчас это тоже актуально, что не может не радовать. Это очень здорово.

С: Насколько вы сентиментальны?

АЕ: Я очень сентиментальна и с годами становлюсь всё более и более таковой.

С: Вы согласны, что поэт в России больше, чем поэт?

АЕ: Да. Потому что, основываясь на собственном опыте, я, когда подбираю программу для своих мероприятий отталкиваюсь не только от поэзии Серебряного века или классики, но и от поэтов современных. Потому что такие авторы пишут не скажу, что намного лучше, чем писали раньше, но и ни чуть не хуже.

С: Неужели сегодня есть те, кто пишут на уровне Николая Гумилёва?

АЕ: Не могу сказать, что на уровне, но есть современная поэзия, которая трогает души.

С: Из какого сора растут ваши стихи?

АЕ: Вообще, я начала писать в 14 лет. начала писать тогда, когда произошёл переломный момент в моей жизни. Я потеряла очень близкого мне человека – дядю. И я всегда помнила его слова о том, что нужно слушать своё сердце и идти вперёд к своей мечте. Но тогда я ещё не знала, что, оказывается, моей мечтой была поэзия. Поэзия как лекарство от всех бед. Потому что меня она лечит, и мне бы хотелось, чтобы так же это действовало на людей, которым я читаю стихи.

С: Многие современные поэты стали известны благодаря интернету. Есть ли, на ваш взгляд, какие-то особенности у интернет поэзии?

АЕ: Вообще, я такой человек, который категорически не может воспринимать текст, если это цифровая книга. Я не могу их читать. Мне очень важно чувствовать листы, переворачивать их, ощущать запах бумаги. Ничего не сможет его заменить. Ночью, в тишине читать и чувствовать себя героем книги. Это невероятно.

При этом сейчас я могу сказать, что у современных поэтов есть возможность благодаря интернету знакомить людей со своим творчеством, рассказывать о нём. Потому что не каждый поэт может сразу выпустить свой сборник. Он сначала может выложить свои стихи в сеть, набрать аудиторию, а уже потом у него появляется возможность выпустить бумажный вариант своего сборника.

С: А трудно ли издать и продать книгу?

АЕ: Думаю, что в современном мире для начала очень важно раскрутить себя. Опираясь на свой опыт, могу сказать следующее. Я изначально не старалась набрать большое количество подписчиков для того, чтобы выпустить сборник и выступать на большой сцене. Никогда об этом не думала. Просто записывала обычные видео на телефон и выкладывала их в социальные сети. Люди пересылали их друг другу.

Такое вот сарафанное радио получилось. Ког-то это трогало, кто-то этим делился, кто-то признавался в любви при помощи моих видеороликов. Вот так всё больше и больше людей стали пописываться на меня, узнавать обо мне. Потом появились организаторы, которые стали предлагать организовать вечер поэзии у себя в городах. Так и пошло.


С: Вот, к слову, о приглашениях. Вы участвуете в литературном фестивале «Проект: ПОЭТ», который во второй раз принимает подмосковный музей-заповедник «Усадьба «Мураново». Как вы получили это предложение и долго ли размышляли над ним?

АЕ: Изначально предложение направили моему директору. Он передал мне его, и вот тут было самое интересное. Это тот случай, когда очень важна презентация. Когда я увидела эти ролики о проекте, то сразу поняла, что обязательно хочу участвовать в нём.

Я невероятно рада тому, что сегодня у нас создаются такие проекты, которые связаны с развитием поэзии, культуры, русского слова вообще. Это большая поддержка обычным поэтам, которых пока никто не слышал и не читал. Ведь, среди прочего, на фестивале будет открытый микрофон. Это очень классная возможность для ребят показать себя и, возможно, даже избавиться от страха сцены и публики.

С: Анна, сколько версий одного стихотворения выходит из-под вашего пера прежде, чем это станет окончательным вариантом?

АЕ: Самое большое количество раз, когда я переделывала свою работу, было около десяти. Пока я молодой поэт [смеётся – прим. ред.]. Я считаю себя таковой и ни в коем случае не могу конкурировать с современными авторами, которые уже написали большое количество произведений. В моём арсенале пока только чуть больше 200 произведений. Я оттачиваю своё мастерство.

Мой самый главный критик – мама. Причём, хочу сказать, что она не так близка к поэзии. Если я пишу какую-то работу, она может сказать: «Так, здесь нет финала. Мне нужен финал. Вкусный и красивый». Поэтому пишу пока дальше.

С: Почему, на ваш взгляд, женщин-поэтов меньше, чем мужчин?

АЕ: Сложный вопрос. Хотя, если так подумать, женщины более сентиментальны. Возможно, если бы не это, то они могли бы написать больше произведений.

С: Вера Полозкова ни разу не сентиментальна. Наоборот, жёсткая как кремень. И Марина Цветаева тоже не была сентиментальной.

АЕ: Абсолютно! Мне безумно нравится творчество таких сильных женщин в поэзии. Знаете, я как-то проводила параллель между Владимиром Маяковским и Верой Полозковой. Потому что для меня это два таких поэта, которые являются камнями в поэзии.

С: А вы относите себя к сильным женщинам?

АЕ: Мне кажется, это такой вопрос, на который я сама не могу ответить. Думаю, ответить на него могут окружающие меня люди, мои друзья и родители.

С: Какие стихи вам в детстве читала мама?

АЕ: Мне очень часто читала стихи бабушка. Знакомила меня с армянской поэзией – с Паруйром Севаком, Сильвой Капутикян, Амо Сагияном. Она читала на армянском. Сейчас, когда я уже готова писать новую программу, хочется сделать специально для Армении отдельный блок из произведений на армянском языке. Это именно те произведения, что мне читали и что так мною полюбились.

К моему большому сожалению, читать и писать на армянском я пока не умею. Но я на нём разговариваю. Стихи на армянском при этом читаю. Как это происходит? Так как букв армянских я не понимаю, то звоню бабушке и прошу её помочь. Она читает стихи, а вслед за ней записываю их русскими буквами.

С: В вашей биографии написано, что вы актриса, блогер и поэт. При этом вы не учились ни в актёрском, ни в литературном. Образование нужно?

АЕ: Актёрское. Я считаю, что в любом случае какие-то базовые вещи, о которых знает только актёр, нужны. Я не боюсь камеры. У меня был актёрский опыт в армянском сериале. Но я могу сказать, что профессия актёра очень сложная. Она требует очень много усилий и вложений в себя. Поэтому, безусловно, образование нужно. Но у кого-то бывает просто дар к этому.

С: Анна, какие фильмы вы предпочитаете смотреть?

АЕ: Знаете, учитывая моя сентиментальную натуру, фильмы я смотрю совсем не сентиментальные. С самого детства я была девочкой, которая играла в машинки, любила футбол. Даже больше ск4ажу, мой дядя, которого с нами уже нет, работал в прокуратуре. Для моих внимательных слушателей не секрет, что я всегда хотела быть прокурором. И фильмы я люблю такие, где есть скандалы, интриги, расследования. Но и романтику я тоже могу посмотреть. Почему бы и нет.

Фото: Виолетта Макарычева

Екатерина Тимошенко

Последние новости

Card image

Главам подмосковных муниципалитетов поручено контролировать процесс увеличения электрических мощностей клиник, где будет установлено новое «тяжелое» медицинское оборудование: аппараты МРТ, КТ,

Card image

Количество госпитализаций пациентов с коронавирусом в Подмосковье в последнее время несколько выросло.

Card image

Современный линейный ускоритель для проведения лучевой терапии установят в Московском областном онкологическом диспансере до конца 2022 года.

Card image

Планируя отпуск или кругосветное путешествие, узнайте, как добраться до самых дешевых рейсов.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *